Понедельник, 27.05.2019, 04:26
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Хитрости иммунизации - 2 | Регистрация | Вход
Форма входа
Меню сайта
Поиск
Календарь
«  Май 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    free counters Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru



    Правда жизни!
    15. Паническая тактика. Когда разработчики медицинской политики и их пешки из средств массовой информации берутся за рекламную кампанию по повышению уровня вакцинации, они неизменно полагаются на уловку панической тактики. Хотя эта стратегия похожа на уловку запугивания и принуждения, есть небольшие отличия. Те, кто практикует уловку запугивания, пытаются в основном властвовать над принятием решения родителями путем простого насилия над их волей. Уловка панической тактики направлена в основном на то, чтобы манипулировать эмоциями и влиять на поведение путем преувеличения печальных и устрашающих рассказов о непривитых.
    Одна недавно опубликованная статья в поддержку прививок описывает в страшных подробностях опасности отсутствия вакцинации. Прежде всего читателей информируют, что «даже взрослые могут быть убиты предупреждаемыми инфекционными болезнями». Далее медсестра из отделения скорой помощи красочно рассказывает о своих попытках запустить сердце человека, который заболел корью и которому становилось все хуже и хуже: бактерия, которая обычно вызывает острый фарингит, «проникла в маленькие дырочки в коже человека», оставшиеся от коревой сыпи. Сердце человека не удалось перезапустить, и он умер от вторичной инфекции. Затем, чтобы окончательно захватить наши эмоции, нам говорят, что он оставил трех маленьких детей .
    Примечание: та самая вакцина от кори, которая, по словам авторитетов, могла бы предотвратить болезнь, вполне могла ее и вызвать. До применения вакцины от кори эта болезнь была относительно безопасной детской болезнью, и она практически не была известна у младенцев, подростков и взрослого населения. Но вакцина все это изменила. Теперь корь подхватывают люди тех возрастных групп, для которых более вероятно получить экстремальные осложнения, включая смерть .
    Вакцина от ветряной оспы была доступна годами; однако власти не хотели ее санкционировать, так как многие люди считают эту болезнь относительно безвредной. Тем не менее медицинские силы были подготовлены к ее утверждению, так как «США смогут сберечь в пять раз больше, чем они потратят на вакцину», избегая затрат, связанных с тем, что мамы и папы остаются дома с больными детьми. В ответ на грандиозные планы медицинской индустрии продвигать вакцину пешки из средств массовой информации бросились печатать страшные рассказы, описывающие в подробностях опасности этой «серьёзной» болезни. Например, одна газета опубликовала личный рассказ, начинавшийся со слов «Как мой сын умер от ветрянки». Эта уловка панической тактики была соединена с уловкой «Я (почти) забыл сказать, что…», поскольку ребенок до этого имел состояние, делавшее его восприимчивым к инфекции .
    Примечание: 17 марта 1995 года Администрация по продуктам и лекарствам (FDA) объявила, что она одобрила вакцину от ветряной оспы . Вскоре после этого Американская академия педиатрии начала рекомендовать ее всем младенцам .
    16. Эвфемизмы. Медицинский персонал часто пытается скрыть факты, используя расплывчатые термины со скрытым значением — это уловка эвфемизмов. Например, врачи были извещены CDC, что случаи гемофильной инфекции могут происходить после прививки, «до появления защитного эффекта вакцины» перевод: наши вакцины могут вызвать у вашего ребенка болезнь. Другие исследования предупреждают о «повышенной восприимчивости» к болезни в первые 7 дней после вакцинации еще одно завуалированное признание, что вакцина может принести ребенку болезнь. Вдобавок, дети, которые подхватывают конкретную болезнь, даже если они получили все прививки в соответствии с установленным планом — более ранним планом, так как с того времени он изменился (см. уловку переменных рекомендаций) — эти дети не являются жертвами неэффективной вакцины или неработоспособности вакцины; вместо этого они называются «неправильно привитыми». Эти случаи объявляются «непредотвратимыми» . В 1993 г. в Англии две из трех использовавшихся в то время вакцин от «MMR»-болезней (кори, свинки и краснухи) были тихо изъяты из употребления, по поводу чего руководство здравоохранения заявляет, что был «легкий» риск «кратковременного» менингита . Недавнее исследование в Соединенных Штатах определило, что риск болезни и смерти от детских прививок реален, но «чрезвычайно мал», ведя власти к заключению, что это были «очень редкие события» . Столь отдаленные и мимолетные возможности находятся в полном контрасте со словами, используемыми властями, заинтересованными в продвижении своего дела. Тогда мы должны бояться «слабо развитой» иммунной системы маленьких детей (это аргумент в пользу вакцин!), «крайне заразительной» природы вируса и «серьезного риска осложнений», связанных с заболеванием .
    Вот еще примеры уловки эвфемизмов.
    Исследователи пытаются разработать супер-вакцину «магическая пуля», «которая будет даваться один раз при рождении, чтобы иммунизировать младенцев от всех детских болезней» 221 — мания величия. Возможно, они называют ее «магической пулей» потому, что смерть младенцев от «выстрела» будет оставаться загадкой для медицинских негодяев, которые спускают курок. Общественность информируют, что уровень вакцинации возрастает к тому времени, когда дети поступают в школу, так как родители «мотивированы» (а не вынуждены) прививать своих детей . Наконец, берегитесь всякий раз, когда власти объявляют, что скоро будет доступна «беспрецедентная» или «экспериментальная» вакцина. В действительности это означает: «мы ищем людей на роль морских свинок для изучения эффектов нашего новейшего творения».
    17. Прямая ложь. Ложь — укоренившаяся уловка медицинского сообщества. Это быстрый и легкий путь продвижения вакцинного бизнеса без необходимости полагаться на честность, мораль или этику. Умелые члены медицинского братства знают, что лишь немногие люди задают вопросы докторам и их товарищам. Американская ассоциация нянь недавно сотрудничала с «Каждого ребенка к двум годам», кампанией за раннюю иммунизацию Rosalynn Carter/Betty Bumpers, чтобы «разъяснить няням, родителям, деловым лидерам, гражданским организациям и преподавателям настоятельную необходимость иммунизации детей». Их агрессивная позиция против непривитых детей включает выпуск новостей со следующим заявлением: несколько детских болезней — включая полиомиелит, дифтерию, краснуху, свинку и столбняк — переживают «возрождение». Это утверждение есть прямая ложь, сделанная, очевидно, для того, чтобы путем запугивания заставить родителей прививать своих детей. Ни одна из этих болезней не возвращается. На самом деле все они находится на наинизших уровнях с тех пор, как их стали регистрироваться . По словам Donna Shalala, секретаря президента Клинтона по здравоохранению и гуманитарным службам, «ожидается, что в этом году грипп, пекинский штамм, ударит очень сильно». Она также заявляет, что от 10000 до 45000 американцев лишаются жизни из-за гриппа ежегодно . Однако официальная правительственная статистика, которую обозревает Donna Shalala, противоречит ее заявлению. В 1991 году CDC сообщил только о 990 смертях, связанных с гриппом, а в 1992 году — о 1260. Американцы умирают в 3 или 4 раза чаще от распространенных болезней, таких, как астма (4650 смертей в 1992), язвы желудка (5770 смертей в 1992 году) и недостаточного питания (3100 смертей в 1992 году) .
    18. Переменные и нелогичные рекомендации. Наши дети используются в качестве морских свинок. Чтобы скрыть этот факт, власти часто изменяют свои рекомендации. Новые и экспериментальные вакцины заменяют старые и неэффективные. Количество доз и возрасты, в которых их следует получить, также регулярно изменяются, часто безо всякого рационального объяснения, оправдывающего первоначальную рекомендацию или изменение. Например, в 1985 году первая вакцина против гемофильной инфекции типа B была одобрена для широкому применению в Соединенных Штатах и была быстро рекомендована всем детям от двух лет и старше, несмотря на то, что 75% всех случаев гемофильной инфекции происходит до двух лет! В 1988 г. новая «соединенная» вакцина была одобрена для детей в возрасте не менее 18 месяцев. К 1991 г. ее рекомендованное использование было распространено на детей в возрасте 2 месяцев. Сегодня вакцина от гемофильной инфекции, полученная с помощью генной инженерии, заменила все ранние версии . В 1963 году рекомендуемый возраст для вакцинации против кори составлял 9 месяцев. В 1965 году он изменился до 12 месяцев. В 1976 — до 15 месяцев 230. Однако поскольку сейчас меньше мам имеет естественный иммунитет к кори — благодаря большому числу матерей, которые получали детские прививки в 1960-х, 1970-х и 1980-х годах — и потому не могут передать защитные антитела своим младенцам, вспышки случаев кори сейчас происходят с детьми младше 15 месяцев . На самом деле к 1993 г. более чем 25% всех случаев кори происходили с детьми до одного года . В результате в некоторых областях страны рекомендуемый возраст для получения вакцины от кори был снова снижен, пройдя полный круг к начальным рекомендациям — когда большинство детей были, по словам медицинских авторитетов, «неправильно привиты» ! Свежие данные показывают, что подавляющее большинство случаев кори происходит с привитыми людьми . Чтобы скрыть этот факт, авторитеты полагаются на уловку с переменными рекомендациями и теперь рекомендуют ревакцинацию против кори в возрасте от 4 до 6 лет . Некоторые школы требуют доказательств ревакцинации перед поступлением в 7-й класс. Многие колледжи отказываются принимать студентов, не имеющих свидетельств ревакцинации. Однако более ранние исследования — одно недавно опубликованное в Pediatric Infectious Disease Journal — показали, что «бустерные» дозы вакцины от кори относительно неэффективны .
    Базируются ли изменяющиеся рекомендации на твердой науке или на личном удобстве? Разработчики вакцинной политики, озабоченные введением вакцины от ветрянки, были поставлены в тупик количеством прививок, уже существующих. Они не могли решить, в каком возрасте рекомендовать свой новый продукт. Они хотели освободить место для него в 15 месяцев, но это вызвало бы необходимость изменить третий из четырех сроков введения оральной полиомиелитной вакцины с «от 15 до 18 месяцев» до «6 месяцев». Однако поскольку для вакцины MMR имеется больше «свободы дрейфа», они решили изменить первый срок ее введения с «15 месяцев» на «от 12 до 15 месяцев» . Вакцинация от гепатита плазменной вакциной была введена в 1970-х годах. В 1987 была разработана методами генной инженерии «дрожжевая» вакцина. В 1991 году CDC и AAP начали процесс навязывания новой вакцины всем детям, несмотря на то, что больше всех рискуют заразиться этой болезнью наркоманы, принимающие наркотики внутривенно, а не дети ! Вот последний пример уловки переменных и нелогичных рекомендаций. Власти настолько разгневаны количеством людей, заявляющих, что прививки навредили здоровью или убили члена семьи, что они пытаются ещё больше ужесточить строгие критерии Национальной программы компенсаций ущерба от вакцин. Например, вновь пересмотренные правила оговаривают, что серьезная реакция на вакцину DPT — такая, как анафилактический шок — должна произойти в течение 4 часов! Иными словами, если ваш прежде здоровый ребенок получает прививку в 10 часов утра и имеет сильную аллергическую реакцию — задыхается, падает в обморок — в 3 часа пополудни и затем диагностируется повреждение мозга, то федеральное правительство скажет, что повреждение не связано с прививкой, и потому у вас не должно быть претензий. Другие критерии программы также сужаются или полностью отменяются .
    19. Подгоняемые диагнозы и преувеличенные эпидемии. Чиновники здравоохранения быстро сообразили, что уровень эффективности вакцин можно максимизировать с помощью творческой диагностики. Например, стандарты определения полиомиелита были изменены, когда была введена полиомиелитная вакцина с живым вирусом. Новое определение «эпидемии полиомиелита» требовало сообщений о большем числе случаев (35 на 1000 вместо обычных 20 на 100000). В это время паралитический полиомиелит был переопределен так, что его случаи стало трудно подтверждать и, следовательно, подсчитывать. До введения вакцины пациенту было достаточно проявлять паралитические симптомы в течение 24 часов. Лабораторное подтверждение и тесты на определение остаточного (длительного) паралича не требовались. Новое определение требовало, чтобы пациент проявлял паралитические симптомы в течение не менее 60 дней, и остаточный паралич должен был быть подтвержден дважды во время течения болезни. Наконец, после того, как была введена вакцина, случаи асептического менингита (инфекционной болезни, которую часто трудно отличить от полиомиелита) стали более часть регистрироваться как отдельная от полиомиелита болезнь. Но такие случаи до появления вакцины считались полиомиелитом . Эффективность вакцины, о которой сообщалось, была таким образом искажена. В менее давние времена два ребенка одних родителей подхватили сильный кашель, и их доставили к семейному врачу для осмотра. Отдельным визитом два их родственника, которые тоже подхватили сильный кашель, были доставлены к тому же врачу. Прежде чем осмотреть детей, врач спросил каждых родителей о прививочном статусе их детей. У первых двух детей, которые не были привиты, был диагностирован коклюш. У других двух детей, которые были привиты от коклюша, был диагностирован бронхит. Никаких клинических анализов сделано не было . Эта тактика служит двум функциям: 1) она раздувает статистику коклюша, внушающую необходимость коклюшных прививок, и 2) она скрывает правду о неэффективности вакцины. У детей, которые умирают вскоре после получения прививок, часто диагностируется синдром внезапной детской смерти (СВДС). В действительности эта тактика настолько удобна, что коронерам разрешается использовать этот термин для сертификации младенческих смертей до возраста 24 месяцев . Когда медицинские деятели неправильно диагностируют болезни или преувеличивают их число, часто «создаются» эпидемии болезней, против которых делаются прививки. Например, когда телевизионная программа поставила под вопрос безопасность коклюшной вакцины, Департамент здравоохранения штата Мэриленд обманул общественность, обвинив влияние этих шоу в новой «эпидемии» коклюша. Однако когда доктор J. Anthony Morris, бывший главный вирусолог Отдела биологических стандартов США, проанализировал оригинальные данные, он заключил, что эпидемии в штате Мэриленд не было. Лишь в 5 из 41 случая были обоснованные свидетельства для диагноза «коклюш». И каждый из этих 5 детей ранее получил от одной до четырех доз коклюшной вакцины . В Placitas, штат Нью-Мексико, заголовки предупреждали родителей об опасной «эпидемии» коклюша в этом городе. Но были обнаружены лишь три случая коклюша, два из них у детей одних родителей, и все три у привитых детей .
    20. Патриотический долг и социальная ответственность (известные также как переживание вины). По словам доктора Martin Smith из Американской академии педиатрии (AAP), «дети нации — это солдаты в защите страны от болезни» . Защитники прививок утверждают, что некоторые дети должны быть принесены в жертву «во имя благополучия, безопасности и комфорта» нации . Одной матери, чей ребенок получил пожизненное повреждение мозга через несколько часов после прививки DPT, семейный врач сказал, что это была цена, которую должен был заплатить ее ребенок, чтоб сохранить остальных в безопасности. По словам доктора George Flores, сотрудника здравоохранения Sonoma County, родители, отвергающие прививки, «не рассматривают воздействие своего ребенка на остальное общество» . Видимо, непривитые дети опасны каждому, кто привит, даже хотя привитые считаются «защищенными». (Нам говорят, что для того, чтобы прививки действовали, в эту игру должны играть все ). И семьи, уклоняющиеся от прививок, как нам говорят, часто извлекают выгоду за счет тех, кто выполняет свой долг по вакцинации детей .
    21. Неэтичное экспериментирование. В декабре 1990 года было принято федеральное постановление, в котором FDA давала разрешение Департаменту обороны (DoD) «объехать» американские и международные законы, запрещающие медицинские эксперименты на субъектах, не желающих этого. Это тот декрет, который позволил DoD вводить военнослужащим, участвующим в войне в Персидском заливе, неутвержденные экспериментальные лекарства и вакцины без их информированного согласия, считая получение согласия солдат «неосуществимым» . Сегодня многие из этих ветеранов, их жен и детей покалечены неизвестными болезнями . В судебном процессе по групповому иску американские индейцы из Южной Дакоты судятся с FDA и CDC за тестирование новой вакцины от гепатита A на их младенцах. Чиновники здравоохранения не предупреждают родителей, что подвергаемые этому дети будут иметь риск опухолей, судорог, расстройств зрения или смерти . Сейчас власти планируют протестировать вакцину от гепетита A на крестьянах удаленных районов Северо-Западной Аляски . Одновременное введение вакцин не было проверено на безопасность, хотя власти продолжают его рекомендовать, а медицинские практики продолжают их вводить. Недавнее исследование в Journal of the American Medical Association обнаружило пониженный уровень коклюшных антител у детей, которым одновременно вводили вакцины DPT и от гемофильной инфекции. По словам автора работы, «за это нужно взяться, так как мы, очевидно, не должны подвергать наших детей риску без обеспечения им оптимальной выгоды» . Считается, что каждый год осенью и зимой в обществе циркулирует новый вирус гриппа. Чтобы создать вакцину против этого вируса, представители здравоохранения должны правильно предсказать примерно на год вперёд, какой вирус придет (давая некоторым людям строить предположения, что когда чиновники предсказывают правильно, то именно сама вакцина может распространять болезнь). Если производство обычно начинается в январе, и конечный продукт лицензируется FDA в августе, то до начала прививок остаются всего один или два месяца, и на ком же тестируются вакцины ? Исследователи вакцин осуществляют неэтичные эксперименты на человеческих популяциях каждый раз, когда их творения готовы к тестированию. Таким образом, неудивительно узнать об их планах добавлять инородные субстанции — «вирусные материалы» — в пищепродукты. Фактически биотехнологические фирмы уже экспериментируют с добавлением вакцин в бананы, салат, картофель, помидоры и соевые бобы в течение нескольких лет . Как вы думаете, на ком эти вакцины будут тестироваться?
    22. Обязательность. Если вакцины так прекрасны, то почему правительство вынуждено делать их обязательными? Казалось бы, все должны выстроиться в очередь для получения прививок. Но уровни вакцинации скромны. Администрация Клинтона заявила, что цена и доступность вакцин удерживают родителей от соблюдения планов прививок . Однако по данным исследования, проведенного службой Гэллопа для Lederlie Laboratories, крупного производителя вакцин, «цена и потраченное время — наименее важные» соображения для родителей, решающих, прививать ли детей. «Возможность побочных эффектов наиболее часто называют важной для принятия решения» . Законы штатов требуют, чтобы дети были привиты до того, как они поступят в общественные школы, если родители не подпишут отказ, показывающий возражение против прививок. В то время как некоторые штаты допускают философский или религиозный отвод, все они предусматривают медицинский отвод, если есть противопоказания. Но родители не должны подписывать бумагу, возражая против обязательных прививок. Вместо этого те, кто решил делать детям прививки, должны быть обязаны прочитать полный перечень возможных негативных реакций. Тогда от родителей, которые тем не менее делают выбор в пользу вакцинации своих детей, должно требоваться подписание формы, показывающий, что они понимают весь связанный с этим риск. Обязательные прививки являются также бессовестным средством извлечения денег из доверчивых родителей. Представьте себе огромные доходы любой компании, которая выпускает продукцию, которую каждый обязан законом покупать, даже против своей воли. Более того, огромное богатство, приобретенное путем этого медицинского рэкета, припрятывается не только одними производителями лекарств: добыча делится с обычными врачами. По словам покойного доктора Robert Mendelsohn, всемирно известного педиатра, вакцины — это «хлеб и масло» педиатрической практики . Другие предполагают, что из-за вреда, наносимого прививками, могут возникать новые проблемы со здоровьем и редкие болезни , в количестве, достаточном для того, чтобы медицинские специалисты были заняты и богаты в грядущие годы. Представьте себе ненадолго группу специалистов по питанию, которые разрабатывают поливитамин. Они ставят свои своих собственных людей на должности, где занимаются оценкой выгод и рисков от продукта. Он «официально» объявляется безопасным и эффективным. Действительно, сообщается, что дети, которые принимают этот новый поливитамин, оказываются на 50% здоровее остальных. Но имеется ловушка: дорогостоящие витамины должны приниматься с постоянным интервалом, и принимать их должен каждый, иначе они не сработают. Они не будут улучшать здоровье, говорят нам, поскольку предрасположенные к болезням «незащищенные» дети — потомки безответственных родителей — будут передавать своих микробов «защищенным» детям, детям из «ответственных» семей. Так специалисты по питанию пытаются воздействовать на правительственных чиновников, чтобы сделать их продукт обязательным. Занятые законодатели изучают «официальные» результаты исследования, определяют, что «защита» детей — высший приоритет, и решают поддержать цели и амбиции этой мощной лоббирующей силы. Представьте любую коалицию профессионалов, имеющих программу действий. Скажем, союз гипнотизеров установил, что детей можно гипнотизировать, чтобы они учились в школе лучше тех, кого не гипнотизируют. Но опять имеется ловушка: детей надо через определенные интервалы брать у родителей, чтобы гипнотизировать, и гипнотизировать надо всех детей, или эффект будет неполным. Вы согласитесь с этой практикой? Контроль ума, контроль тела; кто имеет власть над нашими детьми?
    23. Отказ сообщать о реакциях на вакцины. Вопреки федеральному закону, прошедшему через Конгресс в 1986 году — Национальному акту о вреде, нанесенном детскими вакцинами, требующему от всех врачей, назначающих прививки, докладывать о реакциях на вакцины должностным лицам федерального здравоохранения, многие предпочитают игнорировать это законное требование. Врачи часто оправдывают свои отказы сообщать о реакциях на вакцины, заявляя, что прививка не имеет никакого отношения к заболеванию или смерти ребенка. Воля конгресса нарушается, а сведения о заболеваниях и смертях, вызванных вакцинами, сильно занижаются . Система сообщений о поствакцинальных осложнениях (VAERS) является федеральной программой, предназначенной для подсчета сообщений о повреждениях и смертях от прививок. К 2002 году было сообщено о десятках тысяч реакций на вакцины, включая смертельные, несмотря на медицинский бойкот докладов о таких случаях . Более того, эти цифры можно удесятерить, так как, по оценке FDA, 90% врачей не сообщает об инцидентах . Для дальнейшего подтверждения степени происходящего занижения данных, в 1988 и 1989 гг. Connaught Laboratories провела исследование для определения истинного уровня негативных реакций, связанных с выпускаемыми ею вакцинами. За этот период времени добровольно предоставленные («стихийные») сообщения о негативных событиях поступали в количестве 20 на миллион доз. Однако когда они снабжали врачей вакцинами с просьбой сообщать о любом негативном явлении, происходящем в течение 30 дней после вакцинации, при условии, что они имели результатом вызов врача, то число таких событий подпрыгнуло до 927 на миллион доз. По мнению доктора Jim Froeschle, директора клинических исследований Connaught Laboratories, эта разница показывает «50-кратное занижение данных о негативных реакциях» 271. Однако даже эта цифра может быть заниженной. По словам доктора медицины David Kessler, директора Администрации по продуктам и лекарствам, «в FDA сообщается лишь об одном проценте событий негативных реакций на препараты» .
    Следующие показания родителей и родственников детей, пострадавших от вакцин, иллюстрируют, как легко врачи могут отбрасывать очевидные реакции на вакцины и таким образом оправдывать отказы от докладов о них.
    «Наш сын получил вторую прививку DPT и оральную полиомиелитную вакцину в возрасте четырех месяцев 22 сентября 1989 года. Он ранее реагировал на первую иммунизацию DPT двумя месяцами раньше продолжительным пронзительным криком и сильной рвотой… После второй прививки он снова немедленно начал пронзительно кричать. Он не мог больше держать головку и не мог принимать пищу. Он не мог ни спать, ни бодрствовать, у него были припадки забытья, от десятков до сотен в день. С каждым днем ему становилось все хуже и хуже, и он умер 14 апреля 1990 г.»
    Врач не сообщил об этой реакции. Он не считал, что это было связано с вакциной.

    «Наш 16-месячный внук получил четвертую прививку DPT 5 декабря 1989 г. и умер через 24 дня. Он также получал прививки MMR и оральную полиомиелитную вакцину в то же время. В течение 24 часов его ноги были красными и распухшими, у него была температура 39,40C, и он был очень нервный и раздражительный… Его предыдущие прививки приводили к подобным реакциям… Мы знаем, что прививка привела к его смерти».
    Врач не сообщил об этой реакции. Он не считал, что это было связано с вакциной.

    «Мы потеряли нашего красивого, драгоценного и обожаемого 4-месячного сына через 26 часов после вакцинации DPT и оральной полиомиелитной вакцины во время профилактического осмотра 25 января 1990 г. Мы знали, что поведение нашего сына изменялось после прививки… У него были широко раскрытые глаза, он смотрел остолбенело, только ненадолго засыпал, его вырвало содержимым его бутылки… Врач настаивал, что это была смерть от СВДС».
    Врач не сообщил об этой реакции. Он не считал, что это было связано с вакциной.

    «Наш сын получил первую прививку DPT и оральную полиомиелитную вакцину в возрасте 14 месяцев 22 февраля 1990 года. В тот вечер он начал пронзительно кричать. В следующие два дня у него была температура 38,30C, и он проспал 15 часов. Когда он проснулся, он был чрезвычайно легковозбудим… Он очень страдал от боли. Временами он смотрел так, как будто его ударили. В другое время он сворачивался в тугой комок, который мы не могли распрямить. У него были припадки, а мы об этом не знали… У него продолжаются припадки. Врач, хотя закон обязывает его записывать производителя и номер партии, не записал номер».
    Врач не сообщил об этой реакции. Он не считал, что это было связано с вакциной.

    «Мой сын получил первую прививку DPT во время осмотра в 2 месяца 8 мая 1990 года… Четыре часа спустя он начал кричать… Я заметила, что он был бледный и как статуя… Он перестал дышать. Я вытащила его, встряхнула, и он снова задышал. У нас был друг, и он набрал 911. Мой сын переставал дышать ещё 8 или 10 раз, и я каждый раз встряхивала его, пока не приехали парамедики. Он был белым, как пепел… кричал, когда мы попали в больницу… У меня есть еще один ребенок, который имел сильные реакции от прививок. У него были припадки после каждой из первых трех прививок DPT, и его лечили в течение трех лет».
    Врач не сообщил об этой реакции. Он не считал, что это было связано с вакциной.

    «Мой 16-месячный внук получил 2-ю прививку DPT, MMR и полиомиелитную прививку на осмотре здорового ребенка 16 августа 1990 года. Менее чем через 48 часов у него была температура 40,60С, и начались судороги… Моему внуку с каждым днем становилось все хуже. Он ходит на прямых ногах, или его колени гнутся… У него проблемы с кишечником, запоры, за которыми следует понос, текущий по ногам через каждую минуту. Мы смотрим на наши старые видео и понимаем, как сильно он изменился».
    Врач не сообщил об этой реакции и не дал родителям информацию о производителе и номере партии использованной вакцины.

    «Мой внук получил первую прививку DPT и оральную полиомиелитную вакцину на профилактическом осмотре в 2 месяца. Через 21 часа он был мертв. После прививки он начал кричать пронзительный крик… Моего внука начало сильно рвать, и он продолжал пронзительно кричать… В 7 часов утра моя дочь разбудила внука и обнаружила у него пурпурный цвет на одной стороне лица, сжатые кулаки, кровотечение из носа и рта и отсутствие дыхания. Мой внук был мертв. Я пообещала дочери, что его смерть будет не напрасной и не станет просто очередной статистической единицей, называемой СВДС».
    Врач не сообщил об этой реакции. Он не считал, что это было связано с вакциной .
    24. Сокрытие информации, запрещение обнародования противоречивых свидетельств. 1 апреля 1993 г. в конгресс были внесены несколько законопроектов, предлагающих систему федерального «отслеживания и надзора», которая следила бы за родителями, которые предпочитают не прививать своих детей. Несколькими неделями позже член палаты представителей Henry Waxman и сенатор Ted Kennedy возглавляли «публичные» слушания по этой законодательной инициативе, но запретили вносить информацию от отдельных родителей, родительских организаций и профессионалов здравоохранения, обеспокоенных безопасностью вакцин. Вместо этого было разрешено присутствовать лишь заинтересованным в ратификации этих законопроектов кругам: спонсорам Белого дома, нескольким президентам компаний с многомиллиардным оборотом, производящих вакцины, агентам Американской академии педиатрии и чиновникам здравоохранения . Было установлено, что в «инактивированной» или «убитой» вакцине Солка допускается содержание 5000 живых вирусов на миллион доз. Однако поскольку вакцина рекламировалась как не способная вызвать полиомиелит, его случаи, происходившие после применения вакцины, отвергались, и их исключали из статистики осложнений . CDC также отказывается признать случаи энцефалита и припадочных расстройств, следовавших за приемом оральной полиомиелитной вакцины, хотя было известно, что энцефалит случается после полиомиелита, которым заболевают в естественных условиях .
    Вот еще примеры уловки сокрытия информации. Недавний доклад, опубликованный в «Lancet», отмечает, что некоторые люди заболевали менингитом после получения вакцины MMR. Тем не менее автор заключает, что «по причине крайней редкости этого осложнения, родителям не следует говорить о риске перед решением о вакцинации» . Даже хотя национальный комитет по оценке лекарств (ADRAC) рекомендовал, чтобы дети находились под наблюдением в течение достаточного периода времени после вакцинации для отслеживания реакций, власти боролись против предлагаемого периода наблюдения на почве того, что это создает неудобства для родителей и увеличивает беспокойство по поводу безопасности детских прививок . Когда Национальный Акт о вреде, нанесенном детскими вакцинами, в 1986 году стал законом, конгресс поручил Департаменту здравоохранения и гуманитарных служб (HHS) «разработать и распространить информационные материалы о вакцинах для раздачи работниками здравоохранения». Этот материал должен был включать информацию об осложнениях, противопоказаниях и о доступности программы федеральной компенсации для людей, пострадавших или умерших от обязательной прививки. HHS должен был удовлетворить юридическое требование к 22 декабря 1988 года. К 4 марта 1991 года этот вопрос так и не был урегулирован. Когда HHS в конце концов представил затребованную информацию, «они не удовлетворяли даже минимальным стандартам научной точности, беспристрастия и честности». Опасности вакцин были систематически занижаемы или просто проигнорированы . Хотя медицинский персонал обязывается законом снабжать своих клиентов информационными буклетами, объясняющими пользу и риск вакцинации, до получения прививок, лишь немногие врачи предлагают эти буклеты клиентам. Следующий рассказ иллюстрирует, какого рода ущерб может быть нанесен, когда работники здравоохранения предпочитают скрывать жизненно важную информацию.
    «Я 29-летняя женщина, получившая прививку MMR, требуемую медицинским центром, где я работаю]. После получения этой прививки я испытывала несколько побочных эффектов: головокружение, головные боли, онемение ступней и лодыжек, одышку, боль в груди и боль в суставах. Я посещала нескольких врачей за последние шесть месяцев столько раз, что сбилась со счета. Те врачи, которые признавали, что эти симптомы могут быть связаны с вакциной, считали, что за шесть месяцев симптомы должны утихнуть. К сожалению, этого не случилось. На самом деле некоторые симптомы усилились. Мои лодыжки онемевают почти постоянно, боль в груди начала перерастать в боль в левой руке и челюсти, сопровождаемую затрудненным дыханием. Это повлияло на все стороны моей жизни, включая возможность работать, которая была причиной того, что мне пришлось первым делом сделать прививку. Мне сказали, что либо я ее сделаю, либо я не получу работы. К несчастью, к этому времени я уже бросила работу, которой занималась более пяти лет. Мне не предоставили информацию до получения прививки. Позднее я узнала что люди, страдающие аллергией на яйца, не должны получать эту вакцину. У меня есть аллергия на яйца, но персонал больницы ничего не спрашивал и не говорил мне. Мой лечащий врач не знает, что со мной делать. Но я продолжаю страдать»
    25. Психологическая проекция. Общеизвестно, что медицинские работники усматривают в других те самые мысли и действия, которые они отрицают у себя. Эта тонкая и неосознанная защита от беспокойства и вины и есть то, что психологи называют проекцией. Исследователи вакцин, например, разочарованы тем, что женщины и меньшинства неохотно подвергают себя экспериментам с новой вакциной от СПИДа, даже в свете недавних разоблачений об испытаниях радиацией на не подозревающих этого субъектах во время холодной войны. Не желающие прививаться добровольцы — а не исследователи — были обвинены в том, что они питают «ложную веру», что вакцина может вызвать СПИД, вопреки тому, что говорят ученые .
    Примечание: менее чем пятью месяцами позже исследователям пришлось признать, что «по меньшей мере пять добровольцев в главном правительственном исследовании вакцины от СПИДа оказались инфицированными вирусом СПИДа после получения вакцины». Говорилось, что один из субъектов испытывает «необычно быстрое падение количества белых кровяных телец, стандартной меры прогрессирования СПИДа». Это вызвало беспокойство исследователей «не только о том, насколько хорошо работает вакцина, но и о том, может ли она повышать вероятность инфекции и… даже ускорять прогрессирование болезни» . Разработчики медицинской политики и некоторые законодатели заявляют, что родители, не допускающие вакцинации детей, дурно обращаются с ними . Некоторые родители были обвинены в дурном обращении с детьми — «синдром ребенка, которого трясли» — после того, как у детей были припадки или они впадали в кому после вакцинации . На самом деле именно власти, которые позволяют использовать эти опасные вакцины, дурно обращаются с детьми и запутывают родителей. Таким способом родители потеряли опеку над своими любимыми чадами .
    26. Организованная пропаганда. Часто медицинские ассоциации используют общественные организации и родительские группы для помощи в организации кампаний против непривитых детей. «Добровольцы» редко ставят под вопрос похожие на культ доктрины, которые навязывают им сторонники вакцинации. Но помогают ли в действительности обществу эти организации и их помощники? Насколько честны прививочные кампании, в которых забывают упомянуть о тысячах семей, страдающих ежегодно от осложнений после прививок? Почему запрещается открывать истинные факты? И почему родителям нельзя доверить самостоятельно взвесить факты? Медико-промышленный комплекс хорошо подготовлен почти к любым неблагоприятным событиям, способным произойти. Например, вскоре после того, как шоу «NOW» телевидения NBC передало рассказ об опасной вакцине DPT, производитель DPT послал телеграммы специалистам здравоохранения по всей стране с уверениями в безопасности вакцины 287. После того, как шоу показали вторично, CDC организовал пропагандистскую кампанию, быстро разослав врачам и другим обеспокоенным людям по всей стране факсы с искаженной информацией в пользу вакцин. В этих факсах CDC имел наглость заявить, что «почти вс
    Больницы нужны для того что бы люди болели, а не выздоравливали!
    Copyright MyCorp © 2019