Среда, 23.05.2018, 00:30
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Форма входа
Меню сайта
Категории раздела
Здоровье [18]
История [27]
Россия [52]
РПЦ [7]
Интервью [9]
Армия [3]
Истории героических людей [14]
Дети и родители [4]
Европа [11]
Ваххабизм [1]
Тайны и загадки [4]
Философия [4]
Украина [7]
Косметология [5]
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    free counters Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru



    Мой сайт
    Главная » Статьи » Интервью

    Валерия гай антисоветика

    Валерия Новодворская: "Я готова отвечать перед составом присяжных из 130 миллионов российских граждан. Хотя гражданами их назвать нельзя”

    Её хочется носить на руках, тихо и ласково шептать на ушко: "Лера”. Но Валерии Ильиничне Новодворской совсем не до того. Даже в свой юбилей она неустанно и бескорыстно продолжает бороться с ненавистной гэбней. "Если вы хотите спросить, какой я делаю макияж, — ответа не будет!” — "Да мне и не нужно”, — тут же парировал я. Соврал, конечно, ведь так и тянет узнать у этой блистательной женщины что-то очень личное. "Буду говорить только про политическую ситуацию в стране, но не знаю, вынесет ли это ваша газета”, — чеканила каждое слово борец с путинским режимом. "Наша газета всё вынесет”. Надеюсь, на этот раз я уже не лукавил.

    — Валерия Ильинична, вы непримиримый оппозиционер по жизни?  


    — Если по отношению к жизни, то я абсолютно не оппозиционер. Но нельзя говорить о непримиримой оппозиции в стране, где де-факто отменены многопартийная система и свободные выборы. Сейчас мы по этим параметрам находимся где-то в брежневской реальности, дай бог, чтобы не хуже. Я всегда по жизни была диссидентом, за исключением трёх ельцинских лет, до начала чеченской войны, когда я могла быть просто правозащитницей. Диссидент — очень непримиримое понятие.  


    — Простите, но в брежневское время вы сидели в тюрьме, где над вами издевались и препараты кололи, а сейчас вас даже по ТВ увидеть можно.  


    — По-моему, вы клоните к тому, чтобы я сказала чекистской хунте спасибо за наше счастливое детство. Не дождетесь! Я не буду благодарить Путина за то, что я еще не сижу в тюрьме.  


    — Но на ТВ вы же нередко появляетесь, особенно раньше, у Соловьева.  


    — Это время кончилось. Бедный Соловьев землю ел, чтобы сохранить свои программы. И даже на митинги "Единой России” ходил. Я ему говорила, что это не поможет. И не помогло, как ни показывал, что он не на стороне врагов народа.  


    — А недавно я вас видел уже у Сергея Минаева в "Честном понедельнике”.  


    — Ему утвердили мое участие в передаче о Ленине. Видимо, нынешние руководители НТВ забыли, что я умею делать в прямом эфире. И никак не ожидали, что речь пойдёт не только о Ленине, но ещё и о чекистской хунте, советской власти и 9 мая. Я всё это впихнула в передачу и боюсь, что бедному Минаеву может не поздоровиться. Зато на неполитические темы мне много раз предлагали выступить. Власти это выгодно — есть чем отчитаться перед Западом. Был случай, когда один из центральных каналов за участие в какой-то передаче даже предлагал мне любые деньги. Но я хожу только в прямой эфир и говорю только на политические темы. Меня оставляют в новостях у Михаила Осокина, но про чекистскую хунту всё равно вырезают. У каждого цепь определённой длины. Это и есть свобода суверенной демократии. Здесь даже цензура не нужна.  


    — Считается, что в политике вы абсолютно бескорыстны, за что вас уважают даже враги. Хотя, в общем-то, это же должна быть норма — за что же тут уважать?  


    — Это очень точное правило для тех, кого вы пытаетесь назвать непримиримой оппозицией. Никаких денег не возьмет ни Борис Немцов, ни Гарри Каспаров. Думаю, что и Касьянов не возьмет, и Рыжков. Константину Боровому никто не посмеет дать деньги, даже подойти не осмелится. Поэтому их и нет при власти. Там есть гозманы, никиты белых, с которыми расплачиваются иногда даже неплохими регионами, сажая их на кормление. Но среди депутатов Думы были честные люди, а некоторые, вроде Галины Старовойтовой и Сергея Юшенкова, "благодаря” нашей чекистской хунте уже и в могилах лежат. Они тоже денег не брали, так что, мне кажется, я в хорошей компании.  


    — Но и к этой компании у меня есть вопросы. Например, к Касьянову.  


    — Здесь нужно либо факты иметь, или идти в суд и отвечать за клевету.  


    — А по поводу того, что чекистский режим виновен в гибели Юшенкова и Старовойтовой, вас разве нельзя привлечь за клевету? У вас есть доказательства?  


    — Ну почему-то никто из людей во власти за это не подавал на меня в суд. Да, я не называю конкретных виновников, я их не знаю. Но я знаю, кому была выгодна и нужна смерть Сергея Юшенкова. И совершенно очевидно, что Галина Старовойтова была убита в тот момент, когда впервые на повестке дня встал вопрос об участии спецслужб в управлении государством. Тогда у нас президентом собирался быть Примаков. Упаси боже, я не хочу сказать, что Примаков нанял киллеров для того, чтобы убить Галину Старовойтову. У Примакова достаточно своих грехов, например, разворот самолета над Атлантикой.  


    — Вы сказали, что никто из власти не подаёт на вас в суд. Мне кажется, это потому, что вы им абсолютно фиолетовы.  


    — Не только я им фиолетова. Мне Борис Немцов объяснял этот механизм. Мы можем начать беспокоиться, когда у нас рейтинг будет хотя бы 10 процентов. А пока он меньше процента, беспокоиться не о чем. Наши враги поумнели, они теперь не запрещают читать Галича, сняли "железный занавес”, разве что не молятся о том, чтобы все противники поскорее уехали из страны. И они останутся здесь наедине с трубой и со своими рабами. Это их вполне устраивает.  


    — Но когда убили Анну Политковскую, оппозиционеры тут же использовали эту трагедию для того, чтобы ещё раз наехать на Кремль! В этом смысле для меня что власть, что ваша оппозиция непримиримая одинаковы в своем цинизме.  


    — Очень хорошая и удобная позиция. Можно и дальше пойти — сказать, что Анну Политковскую убили по заказу Березовского, чтобы уесть Путина и сделать ему бяку. Интересно, что должны были делать противники режима — проводить расследование вместе с ФСБ? Для вас виноватый равен правому только потому, что правый обвиняет виноватого, не имея стопроцентных доказательств. Может, мы и никогда не доживем до раскрытия правды, поэтому не судите да не судимы будете  


    — Это вы, Валерия Ильинична, должны себе сказать, потому что, как демократ, должны понимать, что демократия состоит не в огульных обвинениях, а в предъявлении конкретных фактов.  


    — А я кого-либо не обвиняю. Я обвиняю систему. Я не знаю, кто стоит за тем фасадом, который нам показывают. И я не боюсь быть судима, мне нечего скрывать. Я готова отвечать перед составом присяжных из 130 миллионов российских граждан. Хотя гражданами их назвать нельзя.  


    — А вам не кажется, что нынешняя власть сделала и вас частью своей системы? Извините, но один уважаемый политолог как-то сказал мне, что вас допускают на ТВ только лишь потому, что используют ваш не самый симпатичный образ, и оттого всё, что вы ни скажете, обернется против вас и оппозиции.  


    — Это обычное отношение умеренных, трусоватых людей к тем, кто не боится ничего. Это система самооправдания. То же самое говорили про Гайдара и Чубайса, будто бы они скомпрометировали реформы. Конечно, лучше было бы, если бы лицом оппозиции была Ксения Собчак. Но, мне кажется, Борис Немцов очень даже красивенький. И Касьянов вполне благообразен, хорошо причесан. Да и Каспаров не плох.  


    — Эти умеренные привержены принципу из анекдота — не гони волну. А вы, выходит, на другой стороне, то есть готовы гнать ту самую волну дерьма, которой накроет нашу с вами любимую родину.  


    — А если наша любимая родина поймёт, что она сидит по уши в дерьме, то есть шанс, что она найдет какого-нибудь Геракла и даже не одного, который займётся очисткой этих авгиевых конюшен.  


    — Кто для вас Басаев — преступник или герой? Не за ваше ли определение Басаева попало Венедиктову от Путина на совещании главных редакторов?  


    — Не надо повторять глупости, которые бедный Венедиктов тогда в первом шоке выдумал, чтобы объяснить, почему ни мне, ни Латыниной нет больше входа на "Эхо”, для того чтобы мы не говорили о грузинской войне. Басаев там был вообще ни при чём, а упоминался лишь мимоходом и для примера, что он тоже не начинал с того, чтобы стать террористом. Так что я его никогда не хвалила, да и как это можно было делать после Беслана.  


    — Недавно был 9 мая, День Победы. Для вас это праздник, пусть и со слезами на глазах, или?..  


    — Не надо ставить меня в колонну советских демонстрантов с воздушными шариками. 9 мая не имеет никакого отношения к окончанию Второй мировой войны. Это сталинская дата. А в этот раз было омерзительное самовосхваление, не имеющее никакого отношения к выжившим фронтовикам, на которых тем, кто это устраивал, наплевать. Я знаю, как к этому относятся честные ветераны войны. У меня были два деда-фронтовика.  


    — Для вас важен материальный достаток или вы бессребреница?  


    — Наш Демократический союз всегда выступал за капитализм. Мы самые пламенные сторонники гайдаровско-чубайсовских реформ, и лозунг у нас есть: "как потопаешь, так и полопаешь”. Конечно, надо работать и зарабатывать, и чем больше, тем лучше. Я зарабатываю сколько могу, у меня четыре работы. Основа капитализма — корысть. И если у человека её не будет, то всё остановится, экономика рухнет, и мы окажемся в военном коммунизме, который мне не очень-то нравится.  


    — Неужели вы тоже хотели бы приобрести такую же яхту, как Абрамович?  


    — Такая яхта мне без надобности. Во-первых, я не очень люблю кататься на яхтах, а во-вторых, у меня просто нет времени. Но иметь вертолет или хорошую машину, или хорошую квартиру, я бы не отказалась. Но, увы, я на это не заработала, хотя очень стараюсь.  


    — А по телевизору нашему цензурированному что вы смотрите?  


    — Фильмы хорошие, которые попадаются временами на канале "Культура”. Из новостей смотрю ночной выпуск НТВ, программу Михаила Осокина и "Неделю” с Марианной Максимовской. По ТВЦ смотрю программу "25-й час” и "Постскриптум”, чтобы знать, что враги замышляют.  


    — А если вы через некоторое время после Осокина в уик-энд вдруг наткнётесь на эротический фильм, будете это смотреть?  


    — Я никогда не смотрю эротические фильмы. А если вдруг попадаю на эротическую сцену, то закрываю глаза. Сцена кончается, я их открываю. Мне это неприятно, меня это не интересует, и я не хочу это видеть. Но другие пусть смотрят, что хотят.

    Материал: Александр Мельман

    Источник: http://pda.mk.ru/politics/interview/2010/05/16/489150-valeriya-gay-antisovetika.html
    Категория: Интервью | Добавил: kross (17.05.2010)
    Просмотров: 598 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Больницы нужны для того что бы люди болели, а не выздоравливали!
    Copyright MyCorp © 2018